Rambler's Top100
Яндекс цитирования

 

Промысел ночной и дневной

  Промысел сайгаков-зрелище не для слабонервных. Добывали антилоп в Калмыкии в основном двумя способами: ночью из под фар и днем-путем кольцевого нагона. Ночная охота чаще применялась астраханскими бригадами охотников. Машину для этого оборудовали специальными фарами: поисковой и рабочей. Поисковая фара-довольно слабая с широко рассеянным лучом, а рабочая-мощная, обычно списанная с истребителя и подключенная к танковому аккумулятору. Бригада в безлунные ночи выезжает под вечер и пытается засветло обнаружить стадо сайгаков, за которым потихоньку, без нажима начинает следовать до самой темноты. Затем подъезжает как можно ближе к стаду и включает рабочую фару. Стадо останавливается, звери ослепленные выстраиваются перед лучом во фронт. И тогда время не теряют стрелки. Они соскакивают с машины и разбегаются от нее влево и вправо, стараясь не появляться в световом луче и не медля начинают стрелять с 30-40 метров, а то и ближе. Убитые сайгаки остаются на месте и их сходу разделывают: вспарывают ножами брюхо, ударом ноги по животу выталкивают желудочно-кишечный тракт, два удара ножом по пищеводу и прямой кишке и все содержимое летит в траву, а туша в кузов. Подранки разной степени тяжести расползаются, разбредаются по ночной степи, но их никто не ищет и не пытается добрать. Найдем других, а на этих только время терять,-говорят стрелки, вытирают о траву окровавленные ножи и руки, забираются в машину и продолжают поиск новых стад. Теперь работает поисковая фара и вдруг замечают отблеск парных зеленых огоньков в виде горизонтального двоеточия. Это новое стадо сайгаков, по нему начинают работать аналогично.
Днем охота немного лучше, эффективней, но не менее жестока. Бригада из трех человек, четвертый водитель и пятый мотоциклист-загонщик выезжают рано утром в сухую погоду. На машине, обычно бортовом ЗИЛе надшиты борта. У кабины сделан отсек, где стоят два-три стрелка. Перед каждым к борту прибиты ящички с патронами, которые лежат насыпью. Их весь день заряжал выделенный из бригады человек, не меньше как по двести патронов на стрелка. Патрон содержит до 2,5 г. пороха и девять девятимиллиметровых картечины на 12 калибр. Этим снарядом сайгак с расстояния 25-30 метров прошивается навылет. Сорок-пятьдесят метров-гарантированный выстрел. Мотоциклист, он же загонщик по рангу не меньше мастера спорта, трусит потихоньку на своей "Чезетте", очень приёмистой спортивной машине и со снятым глушителем. Со стороны он чем то напоминает борзую собаку. Стрелки из кузова обычно первыми замечают "шайку" сайгаков и сообщают об этом водителю и мотоциклисту. Обычно некоторое время стадо преследуют, выбирая удобное место для "крутки", т.е. без бугров, ям, колеи. И вот пошла потеха. Мотоциклист на бешеной скорости на ревущей машине несется по внешнему периметру стада и начинает его прижимать к автомашине. Шофер делает соответствующий маневр, выходит на параллель с мотоциклом и также прижимается к стаду с другой стороны. "Крутка" началась. Скорость не менее шестидесяти километров в час. Обезумевшие от страха антилопы сбиваются в плотную массу, среди которой видны только головы и спины бегущих животных. Вот это то, что надо и стрелки открывают огонь по этому скоплению зверей. Сначала результатов стрельбы не видно, лишь иногда картечь перебивает артерию и кровь тонкой струей брызнет фонтаном над спиной бегущего зверя. Стрелки хватают патроны из ящичков и стреляют, стреляют не останавливаясь, успевая сделать по десять-пятнадцать дуплетов. Убитые звери сначала не падают. Это им не даёт сделать плотная масса сжатых животных. Но вот стаду удалось немного оторваться от преследователей, оно слегка рассеивается и убитые животные выпадают на землю. А стрелки продолжают свое дело. Теперь стрельба ведется прицельно и заодно добиваются подранки, которые находятся ещё в пределах ружейного выстрела. До пятидесяти-восьмидесяти сайгаков удаётся взять бригаде с одной "крутки". В 1978г. бригада Прекрестова не раз привозила по четыреста сайгаков, добытых за один день промысла. Помимо приведенных случаев, оба этих метода имеют другие крупные недостатки: большое количество подранков, сквозные прострелы сильно портят ценную шкуру и мясо, а наличие свинца в мышцах лишает возможности консервировать деликатесный продукт на заводах. Решили применить метод с помощью сетевых коралей. Идея была такова. В местах наиболее частого пребывания сайгаков устанавливают металлические трубы с крючьями, на которые навешивают сетку типа волейбольной высотой до трех метров. Форма кораля напоминает улитку, а потом их стали делать похожими на сачок. Ширина входа обычно четыре-пять метров и перед ним между столбов лежит сеть, которая после загона сайгаков в кораль поднимается и задергивается как занавеска. Поблизости, обычно за несколько километров находят стадо зверей и три-четыре мотоцикла ведут его по направлению к коралю и стараются загнать в него антилоп. С началом охоты это удаётся и в кораль попадает до 30-40 животных. После чего в кораль заходят бойцы и режут ножами попавшихся сайгаков. Ни грохота выстрелов, ни расхода патронов, ни подранков, ни дырявых шкур и окровавленного прострелами мяса нет. Можно даже селекцию проводить или метить животных, брать различные анализы и т.д. Но беда в том, что сайгаки быстро привыкают к этому способу и с каждым разом загнать их удается все труднее и труднее. Обработала бригада одно место, сайгаки уходят на другие территории. Кораль необходимо снимать, установку повторять и т.д. Производительность его гораздо ниже, чем, например, при методе кольцевого нагона.
Не всегда удачно заканчивается охота. Нередко бьются мотоциклисты. У них самая рисковая должность. Вот вспоминаю одно утро. Выезжаем с бригадой спозаранку. В загонщиках у нас Степан Калашников. Сам метр с кепкой, носик пипочкой, глазки-серые пуговки, руки-кротовые лапы. Сел на свою "Чезетту" и слился с неё в одно целое как отштамповали. Он один из всех загонщиков не мастер спорта, но все бригады переманивают его к себе. Уж слишком отчаянный мужичок. Ну вот и стадо. Место немного неудобное, бугроватое. Да ничего, Степан подправит. Стрелой полетел по степи, стараясь обжать с внешней стороны стадо. Скорость за сто. Но что это? Мотоцикл вместе со Степаном взлетает вверх метра на четыре и в воздухе разделяются. Оба падают на землю, слава богу, порознь. Мы подъезжаем немедленно. Степан еле дышит, слова сказать не может. Новые брезентовые штаны лопнули от удара по шву. Степан попал в поперечную колею глубиной в полметра. Везли мы его стоя до больницы, иначе он не дышал. Три ребра и ключицу пополам-вот результат падения. Но через неделю весь в бинтах Степан заявился на центральную усадьбу и пожелал вновь гонять сайгаков.
И не только это напасть на мотоциклистов в виде глубокой колеи, ямы, брошенных косилок, граблей и прочего железа. В степи этого мусора больше чем достаточно. Стою как то в очереди за пивом в Элисте, а впереди меня мотоциклист знакомый и я обратил внимание на шрам у него на шее. Спрашиваю за столом-: Что это у тебя? Да это на промысле,-отвечает, картечина от сайгачьего рога рикошетом отлетела. Хорошо, что в мышцу попала. Вот так.

М.Д.Перовский

 
© Интернет-журнал «Охотничья избушка» 2005-2009. Использование материалов возможно только с ссылкой на источник Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.