Rambler's Top100
Яндекс цитирования
 

 

 

Как быстро разжечь костер

1Памирская долина, где я остановился на ночлег, была пустынна и ветренна. Закатное солнце призрачным светом освещало близкие ледники. От них веяло холодом и безнадегой. Срочно требовалось тепло огня. Но где взять топливо?

   Вокруг ни деревца, ни кустика. Лишь сухие былинки подрагивали на ветру. Для разжиги, может, и сойдет, но для жа?ркого костра, возле которого можно согреться и приготовить горячую похлебку, все равно что соломинка для утопающего.
    И тут я вспомнил, как накануне встретил мальчика, восседавшего на ишачке, по бокам которого свисали огромные пучки терескена. Как объяснил юный памирец, корни этого кустарника местные жители используют вместо топлива. Я тут же принялся рыскать по окрестностям и нашел-таки несколько кустиков этого растения.
    Ножом мне удалось выковырять с десяток корешков. Потом я прошелся по обочине тракта и с телефонных столбов настругал пучок щепок, подобрал подошву от сапога, промасленную тряпицу, выброшенную дальнобойщиками. Все это топливное добро я сложил аккуратной горкой возле палатки.
    Огородил место очага камнями, и через полчаса вспыхнул огонек. Маленький, трепетный, но теплый, живой. Его хватило, чтобы согреться, сварить кулешик, вскипятить чай…
    Огонь — это жизнь. И сегодня во многих местах это единственный источник тепла и способ приготовления пищи. Однако для него, как и для костра, согревающего туристов, рыбаков и охотников, нужна пожива — дрова.
    Раньше на селе их заготовка начиналась аж в марте. «Не нарубишь до пахоты — так зиму сырником и будешь топить», — говорили селяне.
    Мне не раз доводилось путешествовать по Сибири. Несколько лет назад я сплавлялся по Енисею. Поразили его берега, заваленные бревнами. Весной стремительная вода подхватывает их и несет по течению. Для сибиряка это дрова, жизненно необходимый материал. Собирание бревен и сбивание их в плоты — занятие ответственное и серьезное. Каждый хозяин сам себе плотогон.
    Вжиканье пил и треск раздираемой под ударами топоров древесины — самые обычные летние звуки по енисейским берегам вблизи деревень. Горы сохнущих на речном ветерке поленьев часто представляют собой многоэтажные сооружения. Постепенно они свозятся к избам, где и превращаются в аккуратные поленницы.
1    Для быстрого, надежного обогрева жилища (а еще для бани, печи, костра, коптильни) дрова сортируют. Наука в общем-то несложная. Но, как и в каждом ремесле, есть в ней свои нюансы.
    Однажды в сибирском зимовье мы оказались вдвоем со старовером Мефодием. Вечером чаевничали, беседовали за жизнь возле жаркой печки. Время от времени кержак подкармливал ее поленьями, что аккуратной стопкой лежали рядом.
    — У дерев, как и у людей, свое нутро и свой норов, — рассуждал Мефодий, поглаживая окладистую бороду. — В тайге как бывает? Где стал, там и стан, а где стан, там и костерок. А пожива для него та, что под рукой, над головой, под ногами.
    Для быстрого кострового задела всяка сухая ломкая порода люба. Скажем, ивняк, береза, липа, осина, ольха в самый раз, чтоб юшку сварганить, чай вскипятить. Если подсушиться задумал, то опасайся сильно искряных дров, той же осины или тополя. Я уже не говорю про елку. Горит она, конечно, гоже. Но и стреляет изрядно.
    Тут тебе, кстати, такой совет: поленья в костер клади торцами к себе, так как угли летят ровно напрямую от ствола. Для длительного сугрева ночью возле костра от разного трухляка пользы мало. Лучшей породы, чем сухостойный кедр или листвяк, не найти.
    К печным дровам, которые должны гореть ровно и жарко, нужно иметь особый подход. Лучшей теплоотдачей обладают породы с твердой древесиной: лиственница, пихта, дуб, акация, бук, граб.
    Долго тлеющие угли дают дрова из кедра. Для тепла хороши березовые дрова, но при недостатке воздуха в топке горят дымно и образуют деготь (березовую смолу), который оседает на стенках трубы.
    Кстати, чтоб прочистить дымоход от нагара, используют осину и ольху, которые сгорают без образования сажи. Ольховые дрова считаются лучшими для здоровья. Их дым содержит наименьшее количество вредных веществ.
    Дрова из бука, березы, ясеня, лещины трудно растапливать, но они могут гореть сырыми, потому что имеют небольшую влажность. Дрова лиственных пород хороши для копчения мяса и рыбы.
    Если хотите получить приятный запашок, то используйте можжевельник или «фруктовые» дрова: яблоню, грушу, вишню.
    А если дровяного топлива добыть негде, то в дело идут сухие травы, солома, хворост и корни. Я был свидетелем, как на родине деда, в приднепровской Шульговке на Днепропетровщине, в старой хате-мазанке еще топили печь сухими кукурузными початками и корзинками подсолнухов.
    Один херсонский хуторянин рассказывал мне, что его спасают «шоколадки» — так он называл брикетики, которые выпиливал из корней фруктовых деревьев. В степных селах, куда не подведен газ, жители, чтобы согреться и приготовить еду, придумывают хитромудрые конструкции печей с весьма умеренным дровяным аппетитом.
1    Сегодня, правда, налажено производство щепы (измельченной древесины), древесного угля, топливных брикетов из опилок, лигнина (сложное полимерное соединение, содержащееся в одеревеневших клетках сосудистых растений). Это, как утверждают специалисты, самый выгодный и экологически чистый вид «дровяного» топлива.
    Например, один кубометр брикетов заменяет около шести кубометров березовых дров. Но, увы, это не всем по карману. Правительство европейских стран стимулирует переход на твердое биотопливо.
    Существуют даже государственные программы по компенсации части расходов на твердотопливные котлы. Нам, обладающим самыми большими лесными запасами, это пока не грозит. К сожалению...
    Огоньку, что затеплился на кончике спички, не по зубам толстые сучья и поленья. Как ребенку-несмышленышу нужна кашка, так огню, чтоб окрепнуть, набрать силу, нужна пожива пожиже и помельче.
    Как-то на Кавказе мы, спускаясь с перевала, не успели до темноты попасть в лесистую долину. Пришлось заночевать на альпийском лугу возле ручья. Кинулись разводить костер, и оказалось, что топлива поблизости нет. Кое-как наскребли кучку сухого помета, нашлось несколько сучков, парочка коряжек. Как же все это поджечь?
    И тут я случайно у ручья, где набирал воду, наткнулся на кусок резиновой подошвы. Мы зажгли ее от клочка газеты и сунули под дрова. Они не сразу схватились, но резина горела долго, и в конце концов костер весело затрещал. Горячий чай нам был обеспечен. Я вытащил полуобгоревшую подошву, завернул ее в газету и сунул в рюкзак. В оставшиеся несколько дней похода она служила нам отличной разжигой.
    Классической разжигой считаются сухая трава, тростник, мох. Возле деревенских печей рядом с кочергой и помелом всегда стояла корзина с хворостом или чурбачок-лучинник, с которого состругивали или скалывали щепки, лучины для растопки. Использовали испокон веков и бересту.
В северных лесных районах я был свидетелем, как рачительные хозяева заготавливали ее целыми рулонами. Отличная разжига получается из тонких сухих веток, из которых делают «индейские» зажигательные палочки с завитками застругов.
    Идеальной растопкой может служить смолье. Комлевая часть ствола хвойных деревьев, особенно сосны, иногда бывает сплошь пропитана смолой. Много смолы скапливается в горелых пнях и затесах на стволах.
    А исследователь Монголии и Тибета Петр Козлов в своей книге «В азиатских просторах» описал очень интересный способ разведения огня: «Забравшись где-нибудь под большой камень, Егоров с вечера разводил огонь, добывая его посредством выстрела холостым патроном, в который вкладывал вместо ваты или трута оторванный кусок фуражки. При выстреле этот кусок загорался, потом тлел, и Егоров раздувал огонь, собирая для него помет диких яков».
    Особенно трудно бывает развести костер в дождливую погоду. В дождь, понятное дело, дровяными харчами перебирать не приходится. Лучше всего использовать не листвяной, а хвойный, смоляной валежник. Тонкие лучинки из смолистой древесины легко загораются в самую сырую погоду.
    Если поленья и сучья покрыты набухшей от влаги корой, то ее следует содрать: возможно, вода не проникла до древесины. Не стоит накладывать мокрые дрова на костерок, что едва разгорелся. Когда же огонь наберет силу, то тут не зевай — клади одни дрова сверху костра, другие рядом, чтоб подсыхали. Верхние дрова, кстати, могут служить крышей для нижних.
    Один путешественник поделился со мной своим таежным опытом:
    «Мы решили сделать крышу огню, наложив на него побольше коряг. Во-первых, они мокрые и будут долго сушиться, прежде чем загорятся, а во-вторых, защитят костер от дождя».
    Как утверждал Плутарх, «лучшая утеха жизни — огонь». А для рыбака, охотника, путешественника-одиночки, которые очутились в незнакомой дикой местности, вечерний костер часто еще и единственный собеседник.
Охота и рыбалка XXI век

Владимир Супруненко

   
© Интернет-журнал «Охотничья избушка» 2005-2017. Использование материалов возможно только с ссылкой на источник Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.