Rambler's Top100
Яндекс цитирования
 

 

 

Северные деликатесы: как вкусно приготовить песца

1Во время своих скитаний по Северу я часто работал в оленеводческой бригаде, которую возглавлял хорошо мне знакомый ненец Сейка Вэла. Каждая встреча с этим замечательным оленеводом оставалась в памяти надолго, а то и навсегда, Сейка всякий раз рассказывал и организовывал что-нибудь интересное.

   Так было и в этот раз. Я уютно расположился у ненца в чуме, и после завтрака он сказал:
    — Сейчас поедем с тобой за мясом. Я два дня назад подстрелил крупного сохатого. Печень и сердце привез, а все остальное оставил на месте добычи. Прикрыл шкурой. Здоровый сохатый. Я раньше таких в наших местах не встречал.
    — А далеко ехать? — поинтересовался я.
    — Нет, километров пятнадцать.
    Сборы заняли около двух часов. Наконец мы двинулись за сохатиной. Наш аргиш состоял из двух легковых и четырех грузовых нарт.
Губы сохатого
    Приехав на место, мы начали погрузку. Сохатый действительно оказался внушительных размеров: передняя конечность с лопаткой по высоте была моего роста. Мерзлые части туши погрузили на грузовые нарты, а шкуру Сейка привязал к своей нарте. Когда наш аргиш остановился на стойбище, оленевод сказал:
    — Давай голову лося занесем в чум. Завтра Ари приготовит еду, какую ты еще не ел.
    Так и сделали. На следующий день Ари, первая жена Сейки, сняла с головы сохатого шкуру, отделила верхнюю и нижнюю губы, долго их опаливала и скребла, пока они не стали совсем гладкими, без единого волоска, потом промыла, положила в котел, посолила, залила водой и варила более двух часов.
    Минут за 10–15 до окончания варки Ари бросила в котел 3–4 лавровых листа. Сваренные губы она слегка охладила, разрезала на продолговатые кусочки и обжарила на оленьем сале на сковороде с высокими краями до образования румяной корочки.
    Тем временем вторая жена Сейки, Лена, поставила стол, выложила хлеб, сахар, расставила чашки для чая. Мы с Сейкой сели за стол, Ари поставила сковородку с едой. Кушанье оказалось великолепным.
    — Первый раз ем такое экзотическое блюдо. Очень вкусно. Спасибо охотнику и хозяйке очага, — сказал я.
    — Губы можно и не обжаривать. Мы чаще только отвариваем и едим в горячем или холодном виде, — ответил Сейка.
Глухарь и куропатки
    Была середина апреля. Я сутки дежурил в стаде северных оленей вместе с бригадиром Сейкой Вэла. В стаде родился первый теленок. Мы радовались этому событию. За время дежурства я из мелкокалиберной винтовки добыл шесть белых куропаток. Сейка сказал мне:
    — Езжай в чум. Я дождусь сменного пастуха и приеду потом.
     До чума было около десяти километров. Я не спешил. Оленей не погонял. Они в сторону дома передвигались замедленной рысцой. Вскоре стали попадаться стайки белых куропаток. Я три раза останавливал оленей, и мне удалось добыть трех птиц.
    А через некоторое время метрах в сорока у основания ели я увидел подозрительный предмет. Достал из напуска малицы над тасмой половину восьмикратного бинокля (у ненцев-оленеводов принято для облегчения бинокль разделять на две половины), навел на объект. Глухарь! Он сидел спокойно.
    Видимо, вид оленей не вызывал чувства опасности. Я произвел прицельный выстрел. Глухарь слегка встрепенулся. Моему счастью не было предела. По размерам это была настоящая царь-птица.
    К чуму я подъехал в прекрасном настроении. Меня встретила Ари. Я ей передал добытых птиц и, сняв малицу, зашел в чум. Поздоровался с Леной, расположился на шкурах оленей.
1    Вернулась Ари с котлом и начала ловко сдирать с птиц кожу вместе с пером. Затем она их выпотрошила, отделив сердце и печень, очистив желудки. По скорости это был мировой рекорд, подумал я. После промывки Ари сложила тушки и потроха в котел.
    Куропаток положила целиком, лишь глухаря разделила на части. Налила воды, посолила и поставила на огонь. Нас в чуме было четверо.
    Я предполагал, что добытых мною птиц будет достаточно хотя бы на три варки, но ошибся.
    Тепло в чуме меня разморило, и я уснул. Проснулся, когда шел разговор Сейки с Ари. Лена поставила низенький тундровой столик и стала его накрывать. Вскоре мы сели за стол. Между Сейкой и мной, несмотря на протесты Лены, восседал пес — оленегонная лайка по кличке Омалё. Он из рук Сейки получал кусочки куропатки. Птицы были приготовлены прекрасно, вкус оказался специфическим и запоминающимся.
Песец тушеный
    Когда я работал на Ямале в начале шестидесятых годов прошлого века главным зоотехником Ныдинского совхоза, на звероферме содержалось 320 песцов основного стада.
    Начался забой зверей, и тушки песцов мы оставляли в холодном подсобном помещении при зверокухне, чтобы потом использовать на корм животным, оставленным для воспроизводства.
    Я обратил внимание, что после окончания работы ненцы-обдирщики забирали с собой по нескольку наиболее упитанных тушек песцов.
    Я спросил Аркани Неркагы:
    — Собак кормить будешь?
    — Зачем собак? Сам буду маленько кушать. Легкие лечить. Мясо вкусное. Приходи домой — покушаешь. Жена, пока идет забой песцов, каждый день их готовит.
    В один из воскресных вечеров я отведал это экзотическое блюдо. И тут же поинтересовался у хозяйки, как она его готовит.
    — Сначала тушку я держу маленько на морозе.
    — Маленько — это сколько?
    — Примерно неделю. Потом разрезаю на куски, вымачиваю часов 8–10. За это время меняю воду два-три раза. Потом мясо складываю в котел, наливаю немного воды, солю и ставлю на медленный огонь. Тушится около часа. Кладу горсть сухого лука, 2 листочка лаврового листа, все тушится еще полчаса, и кушанье готово.
    Дегустация приготовленного песца позволила мне сделать заключение: блюдо экзотическое, съедобное и, по-видимому, полезное.
Охота и Рыбалка XXI век

Анатолий Мухачев

   
© Интернет-журнал «Охотничья избушка» 2005-2017. Использование материалов возможно только с ссылкой на источник Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.